Но ведь наш же. Херсонский. С нами тусит. Живет в одном из местных «адских» микрорайонов. Не брезгует. А мог бы лениво сбрасывать пепел на головы жителей Манхэттена. Например. Но нет, пока он (пепел) падает на наши колени и (не)дорогие ботинки.
 
Итак, чем под Новый год жадные до апокалиптических новостей сердца успокоить? А забойным интервью с ним, повелителем шариковой ручки и высокохудожественно замызганных «тряпочек». Пока мы раздумывали, как подобраться к Волязловскому поближе, он был украден на очередное "культурное событие". Karas Gallery заманила его к себе на юбилейную выставку проекта «А4, шариковая ручка». 10 лет – не бобик начихал. Ну, и украшение мероприятия – персональная выставка Волязловского «Либертаж».
 
Об истории проекта «А4, шариковая ручка» читайте здесь.


 
 
Часть 1

Беседа о главном


– Украинские арт-издания привязывают твое творчество к здобуткам одного небезызвестного попирателя устоев и ниспровергателя морали. Цитирую: «відео-арт, що перегукується з філософією Маркіза де Сада». Действительно, «перегукується»?
 
–Ну, как бы да. Правда, идея не моя, увы. Так назвать выставку предложил Александр Заклецкий, сотрудник галереи. Звонит он мне и рассказывает, что такое либертаж. Я, конечно, человек нравов сексуально-разнузданных. Ну, как это называется… фантазер. Но в терминах (в отличие от практики) слаб – что и как там называется,не всегда в курсе. Вот, к примеру, только недавно открыл для себя слово «анилингус». До это я называл это «цьомкать в дупу». Поэтому, для меня «либертаж» при моих 9 классах образования и 9 годах педстажа – новость. Я погуглил, апргейдил свой вокабуляр – и таки да, вай нот… Все подробности философии этой мне рассказал на открытии выставки Никита Кадан.

 


– «Либертаж», видимо, связан с более широким понятием  «либертинаж» - это и есть пресловутая философия, идеологом и яростным апологетом которой был де Сад. Впрочем, если начать углубляться в вопрос терминологии, боюсь, утонем. Потому лучше скажи, а ты лично как к де Саду относишься? Молодые, поди, и не знают, кто будоражил умы (и не только) предыдущих поколений. А вообще, он тебе как, будоражил чето?
 
– Честно говоря, до этого момента я его себе смутно представлял. Он же не Шерлок Холмс, ну, реальный чел? (я усиленно мотаю головой, мол, да, был такой). Вот. И вроде он в тюрьме умер. Или это Калиостро? В общем, они у меня перепутались, все эти любвеобильные ребята. Для меня де Сад – исторический е..рь, вагинозависимый, который поимел большое количество девиц – указана довольно внушительная цифра… От этого даже можно умереть – как же называется это напряжение? Репродуктивное? А нет, эректильное истощение! Однако он количество это осилил. Но что-то он в тюрьме написал?
 



– Написал. Много чего, чем и проложил себе путь в вечность.
 
– Ну, я не читал и подозреваю, что это будет что-то очень… слабенькое, по сравнению с тем, что мне требуется в жизни (снисходительный смех пресыщенного человека).


 

– Видишь ли, маркиз де Сад отнюдь не был няшечкой, игриво шлепающей своих пассий декоративными плетками. Товарищ рьяно пропагандировал довольно жестяковый violence – до полного оправдания разнообразных живодерств, убиения жертв насилия и прочих не очень аппетитных вещей. Его роман «120 дней Содома, или Школа разврата» - это же манифест садизма. Он его, кстати, в тюрьме на рулоне туалетной бумаги накатал. Собственно, маркизу мы и обязаны термином «садизм». (Отрывок из книги де Сада «Жюстина, или Злоключения добродетели»: "Я - злодей либертажа. Я достаточно богат, чтобы обойтись без этого ремесла, и занимаюсь им единственно ради удовлетворения моих страстей; они настолько сильны, что я могу возбудиться только через воровство или убийство - только они способны воспламенить меня. Никакие прочие упражнения не могут вызвать во мне состояния, благоприятного для наслаждения…»)
 
– ДА??? (искреннее изумление). «Садизм» мне казался производным от Содома… Тогда нам с ним не по пути. Я… нежен до неприличия. Но все равно вряд ли я возьмусь за его писания – чтиво 18-го века наверняка покажется мне тошнотворным, утратившим остроту.
 



– Ну, это ты в жизни нежен. А в работах – по-разному. Неискушенный человек, «пролистнувший» твое творчество, мог бы с известной легкостью увязать нестандартные взгляды де Сада с содержанием твоих рисунков.
 
– Мог бы. Есть жесткач. Да, на личностном уровне мы с ним разошлись, а так, возможно, он пожал бы мне руку и сказал бы, что я – достойный продолжатель его идей. Хотя дамы у меня на веревках вниз головой не висят…И расплавленным воском ни на кого не капаю. У меня другая фишка – гротеск. Если я изображаю гея, так он такой, чтобы у обывателя поджилки тряслись. Что может быть страшнее пидора? Только много пидоров. Понятно, что там будет куча фалачей и сисек с членами на одной фигуре. В общем, стебусь на гомофобией. А маркиз, похоже, серьезный был человек, идейный.
 


– А что посетители? Не было ли гневно-осуждающих комментариев?
 
– Нет, все были очень благостно настроены. Я там еще показывал видео «Коты против китайской пидерсии», которое у меня в свое время купила польская галерея «Арсенал» (Белосток). К слову, в Украине я показываю его во второй раз. Народ фотал на мобилки – у меня там в ж..пе зубы скотчем приклеены, и она поет (понятно, пою я, только булки руками раздвигаю), челюсть клацает, люди радуются… Весело. Мне потом сказали: "Пол-фейсбука – в твоей ж…пе с зубами".
 



– Что еще из видео крутил?
 
– Фильм, снятый в Москве совместно с Сергеем Братковым, – об арт-рынке, вернее, о художнике, успешном и продаваемом, невзирая на кризис, который сидит себе в провинции, ему бабки капают и так он крут, что может уже ногой рисовать. Было в общей сложности около 7 фильмов.
 


– Ты в проекте «А4, Шариковая ручка» с самого начала?
 
– Да, я пропустил только один год. В первый альбом вошел кусочек концепта с моей первой киевской выставки, которую организовала Виктория Бурлака в галерее «Цех». В своем тексте к этому альбому я написал о том, как рисование помогало в школе не е…ться головой, слушая обо всех этих косинусах, тычинках и пестиках… Я Карасю сделал довольно много работ за 10 лет – набралось на «персоналку». Сам я никогда на открытия до этого года не попадал. Это в первый раз.
 


– Чем тебя привлек этот проект?
 
– Мне очень нравится формат: каждый человек может что-то нарисовать ручкой на листе бумаги, порой даже бессознательно – думая или разговаривая по телефону. Иногда эти аматорские рисунки круче, чем у профессионалов. Каждый раз случаются настоящие открытия – люди присылают прекрасные рисунки, находят себя в «шариковой ручке». Имени у них еще нет, но работы просто дух захватывают. Бывает, меня не трогает живопись определенного художника, зато его рисунки – это нечто. Ну, и очень импонирует формат экспозиционирования – когда работы покрывают стены сплошным ковром. Впирает.
 


– Те, кто не успел увидеть «Либертаж» в Киеве, своей шанс упустили навсегда?
 
– Не все так плохо. Ее покажут в 20-х числах февраля в Харькове, в Муниципальной галерее, там она повисит подольше. Будет также презентация моего альбома. Оформленного, между прочим, превосходно. Это тот редкий случай, когда продукт «не засран дизайном» - высшая степень похвалы от знающих людей. А вот издательство, тоже выполнившее свою часть работы на пятерочку, не захотело оставлять свой логотип – что-то их, видно, в содержании альбома смутило.
 


–  Думаешь, не решились записать себе в портфолио столь безупречно сделанную работу по моральным соображениям? Где-то ты им наступил на чувство… нравственного?
 
– Похоже, что да. Не каждое издательство готово ставить брендовые значки возле ж…пы, в которую вставлена шариковая ручка. Стихи опять же мои – не Пушкин, скажем так. И даже не Блок. Хотя с символизмом.
 


–Высоким (гомерический хохот). Понятие метафоры тебе тоже не чуждо. Ты же не работаешь в сфере грубого реализма…
 
– Ага.
 


– И снова о прекрасном. У тебя там классический дуэт исполнял соответствующую музыку. Ты задумал этот бесчеловечный контраст или кто-то надоумил?
 
– А это уже моя идея. Сейчас это страшно модно на всех этих пати-ху…ти - посадить в угол классических музыкантов и пусть себе что-то там наяривают. Единственно, о чем я жалею, что не успел заказать «Мурку». Но пока я общался с гостями, они собрали свою пюпитры и… адье. Они хорошо смотрелись на фоне моих работ – эти две женщины в вечерних платьях. У меня, ведь, частично аристократические корни – вот и тянет к благородным развлечениям. Да что там, я склонен к классике. И стараюсь себе в ней не отказывать. Шнитке часто слушаю. Я, кстати, хотел если не квартет на выставку, то хотя бы слепых музыкантов – это вырывает мозг, когда понимаешь, что они понятия не имеют, в каком антураже им приходится играть. А по поводу девушек… Еще неизвестно, где им довелось раньше выступать – в сауне, или еще каких злачных местах… А здесь не кабак – галерея, приличные люди кругом. Все интеллигентно.


 
– В Харькове тоже классикой будешь услаждать слух гостей? Может, арфистку в этот раз пригласить… Эти дивные звуки, порхающие руки…
 
– Это тема! И пусть она будет в тунике. Надо над этим поработать…

 
 
 



 
Часть 2
Беседа о второстепенном
 
Мы предложили Стасу Волязловскому в рекордно короткие сроки ответить на вопросы из знаменитого опросника Марселя Пруста. Закос под Познера, короче.
 
 
Ваша самая характерная черта? 
Нежность.
 
Качество, которое вы цените в мужчинах? 
Дружбу.
 
Качество, которое вы цените в женщинах? -
Чтобы меньше п…ла.
 
Что вы цените в ваших друзьях?
Дружбу.
 
Ваш главный недостаток? 
Я не умею нырять рыбкой.
 
Ваше любимое занятие? 
Собирать грибы.
 
Ваша мечта о счастье? 
Ни х…я не делать.
 
Самое большое несчастье для вас? 
Когда надо что-то делать.
 
Каким бы вы хотели быть? 
Вечно молодым и вечно пьяным.
 
В какой стране вам хотелось бы жить? 
в Белостоке (Польша).
 
Любимый цвет? 
Электрик.
 
Любимый цветок? 
Орхидеи.
 
Любимая птица? 
Павлин.
 
Любимый писатель? 
В. Сорокин.
 
Любимый поэт? 
Бродский.
 
Любимый литературный герой? 
Карлсон.
 
Любимая литературная героиня? 
Анна Каренина
 
Любимый композитор? 
Шнитке.
 
Любимый художник? 
Ой бл…дь, их столько много!
Хай будет Илья Исупов. Несмотря ни на что.
 
Любимый герой из реальной жизни? 
Джек Николсон
 
Любимая героиня в истории? 
Матушка Тереза.
 
Любимое имя? 
–  Жасмина.
 
Что вы больше всего ненавидите? 
Когда я езжу на маршрутке, а не на такси.
 
Исторические персонажи, которых вы презираете? 
Николай Второй.
 
Какой момент в военной истории вы цените больше всего? 
Победу советского народа над фашизмом.
 
Реформа, которую вы цените особенно высоко? 
Денежная. Очень дорогая реформа,
когда погорели на книжках деньги.
 
Способность, которой вам бы хотелось обладать? 
Человек-невидимка.
Женские раздевалки на пляже – мои.
 
Как бы вы хотели умереть? 
Во сне.
 
Состояние духа в настоящий момент? 
50/50.
 
К каким порокам вы снисходительны? 
Их до х…я, какие я не осуждаю.
Не перечесть.
 
Ваш девиз? 
У меня нет девиза. Ну, нет девиза у меня, бл…дь.
(Через полчаса – «Все пройдет»).
 
Что бы вы сказали Богу, если бы встретились с ним после смерти? 
Я атеист.
 


 


 Часть 3
Беседа о...

Если вы еще не удовлетворены, третья часть интервью – ответы на вопросы читателей. Напишите в комментариях вопрос, на который вы бы хотели получить ответ от художника Волязловского. А мы будем его пытать и публиковать ответы по мере их поступления.